Компания http://www.royalvinyl63.ru. Самарские натяжные потолки.
Литературный альманах - HOME PAGE Содержание номера



Татьяна РИЗДВЕНКО


* * *
Не черепашья голова на складчатом стебле,
не удручающий сквозняк, царящий на земле -
а что же, что? - а просто так: угольники глазков,
как бы букет из угольков, иголок, волосков.
И металлический металл, гудящий посреди
и вялый пульс, и слабый стук из шелковой груди.
Бонапартическая стать, мытищенская знать,
и роза имени - блуждать в лесу и нежно звать.
Тишайший, твердый, с записным режимом бытия,
и в меру сладкий, как свекла, морковка и кутья.

1996


* * *
Л.

Крысенок, девочка, старушка
выносит умилений шквал:
за звездчатые ручки-ножки,
за доброту, за мокрый нос.

Мех драгоценного оттенка,
пристрастья к белому вину,
и обаянье Божьей твари
нас всех к животному влекут.

Она - хозяйку утром будит,
но скоро, видимо, умрет,
поскольку ей два с половиной,
живут же крысы возле трех.

Осталось длинненькой старушке
полгода ножками сучить,
и глазок мелкие маслины
затянет муть небытия.

Но что за мизерные сроки,
где привыканье и тоска
тобой как мячиком играют
и сердце рвут напополам.

1997


ИЗ СЕРИИ "ПРЕДМЕТЫ"

Мне трехглавую лилею притаранили - бери.
Источает тошносладкий запах, стоя у двери.
А багровые тычины окружили, как гарем,
толстый пестик непристойный и блестящий между тем.
Темный замысел нечистый или тайная вражда
в этой странной икэбане, что сознанию чужда.
Не обрежься, не измажься - я шепчу себе в тоске:
мнится мне, что погибаю, что вишу не волоске.
Но и выкинуть неловко, и убрать невмоготу.
Тяжким дуревом лилейным стану пахнуть за версту:
буду сладкие кошмары на округу наводить,
буду страх и вожделенье в населении будить.
Так зловещие лилеи жизнь мою перевернут,
если сами с петухами на рассвете не умрут.

1997


* * *
Гепард коленками вперед
дотоле не умрет,
покуда хищный глаз в него
убийца не упрет.

Весь в черных точках красоты,
с фаллическим хвостом,
с улыбкой бестии живой
и ласковой притом.

И даже дырка в голове,
готовая принять
и розу с цепкою ногой,
и мачеху, и мать.

Краснофигурные тела -
такие вот дела.
Гепард, отведавший огня,
нисколько не умрет,
и шкуру рыжую его
убийца не сдерет.

1997


* * *
О вечном не поется ни фига,
зато поется как о быстротечном:
о карамельном месяце июле,
о нервном тике, об упадке сил.

За что наказан тяжкой суетою,
движеньем, мельтешеньем невпопадным.
Увы - мой райский сад меня исторгнул
и муза тонкорукая ушла.

В медово-желтой комнате июльской
как озираюсь в поиске напрасном,
как тупо на столешницу гляжу я,
как тщетно разжигаю свой костер.

Молчит душа, и семечко прозренья
Не выпадет из неба голубого,
зато грохочут реки и протоки
простого суетного бытия.

Иди, ступай же - говорю себе я -
играть на арфе бельевых веревок,
придумывать питание для тела, -
душа не емлет пищи и питья.

1997


* * *
Вначале входит комплексов клубок,
а после тело, сдобренное духом,
со слабым ртом, несимметричным ухом -
тварь явно Божья, но причем тут Бог.

Он девственен, он страшно нелюбим,
он так курьезен в клетчатом костюме,
что это все мучительное в сумме
пчелиным роем следует за ним.

Матронам впечатлительным нельзя
глядеть на заколдованного принца,
поскольку сернокислая слеза
неустранима с помощью мизинца.

В одну из дам герой влюблен
почти пять лет, и полностью влюбиться
мешают сто четырнадцать препон
и страх за сердце, ждущее разбиться.

1997


* * *
Уют уездный. Потолок на самой лежит на голове,
но дан простор кудрявой сплетне и злой молве.
Под елкою играют в шашки, под липой - в дурака,
и незабудошные дети цветут пока...
Свое малюсенькое эго ласкает городок,
в медалях доблести фасадик, в лесах - задок.
Недоплененная природа на цыпочки встает,
людей по вкусу выбирает и за руку ведет.
И не единственное ль это, за что люблю
укромный город, где сама я равна нулю.

1997


* * *
Не без труда я вас узнала
в дремучем дядьке с бородой,
что от вокзала до вокзала
бредет почти уже седой.
С физической обузой тела,
с невнятной утлою душой.
Но от чего я так вспотела
от этой встречи небольшой...
Иль память темные густые
свои раскрыли закрома,
иль души скудные пустые
сошли от радости с ума...
Но три-четыре эпизода
сверкнули ценною рудой,
когда возник среди народа
усталый дядька с бородой,
как сон, как метеоневзгода...

1997





© Литературное агенство "ОКО", 1999.
© "Майские чтения", 1999.
E-mail: may_almanac@chat.ru
Web-master: webmaster@waha.chat.ru
СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА
HOME PAGE